Профессор Эхуд Раанани: “Сегодня мы оперируем пациентов, вылечить которых 10-15 лет назад и не мечтали”

5 / 5 (2 votes)

Назовите 4 жизненных принципа, которые помогают Вам в работе и жизни?

  1. Я считаю, что самый главный принцип – это усердие. Я думаю, что невозможно преуспеть в жизни и в работе, как врача, так и хирурга без усердной работы. Когда я говорю усердно трудиться, я имею в виду много часов работы, чтобы проводить как можно больше операций. Много читать, публиковать статьи и прочие подобные вещи. Это не происходит само по себе. Это не вопрос таланта или его отсутствия — это то, во что необходимо вкладывать энергию и время. Невозможно преуспеть в нашей профессии без усердной работы.
  2. Второе – это по-настоящему любить дело, которым занимаешься.  Тяжело преуспеть – вне зависимости от профессиональной области –  не относясь к своей работе с любовью. Мне и моим коллегам не безразлична тема хирургических операций на сердце, и я считаю, что, безусловно, это очень помогает в нашей работе.  То есть, мы тяжело трудимся в течение многих и многих и многих часов, но, поскольку мы получаем удовольствие от работы,  время бежит незаметно, и мы стараемся сделать свою работу самым лучшим образом.
  3. Я думаю, что человеческое отношение, заинтересованность и забота о пациентах – это очень значимые качества для врача. Без них нельзя  стать хорошим врачом. Можно быть очень талантливым хирургом, с золотыми руками и большим багажом знаний и опыта, но без сострадания и заботы о пациентах быть Врачом с большой буквы невозможно.
  4. Четвертый, конечно, есть куда большее количество жизненно важных принципов, здравый смысл. Наша профессия очень интенсивная, постоянно требующая принятия жизненно важных решений, как в операционной, так и за ее пределами, поэтому я думаю, что здравый смысл, взвешенный подход, и умение расставлять приоритеты чрезвычайно важны для успеха в нашем деле.

Какими наиболее важными свойствами личности должен обладать хороший врач Вашей специальности, чтобы по-настоящему помогать людям? С этими качествами нужно родиться или их можно воспитать в себе?

Непростой вопрос. Наша область – хирургические операции на сердце. Относительно  других областей хирургии , я считаю, эта — самая сложная. Если у человека все в порядке с моторикой, то да, он может стать кардиохирургом. Но, я хочу отметить, что эти качества – они не единичные, это целый комплекс, и чем большим набором определенных качеств обладает врач, тем больше у него шансов стать прекрасным кардиохирургом. Часть из этих качеств имеют генетическое свойство.
Чтобы делать простые хирургические операции не нужно быть волшебником, достаточно иметь хорошие руки. Однако для того, чтобы делать самые сложные операции, понадобится очень много личных качеств, а не только моторика, а именно: способность принимать решения и управлять кризисными ситуациями, умение расставлять приоритеты и упорядоченно мыслить. Именно эти качества в комплексе с хорошими руками отличают замечательного хирурга от обычного.

Расскажите, пожалуйста, где и как Вы учились и как выбрали свою основную  специализацию? Сколько лет обучения и практики в среднем необходимо, чтобы   достичь Вашего уровня квалификации?

Медицину я изучал в Израиле. Я окончил медицинский факультет при Тель-Авивском университете. В Израиле после шести лет обучения есть обязательная стажировка в течение года,  во время которой вы переходите из отделения  в отделение, набираетесь опыта, и заодно решаете в какой области вам хотелось бы работать.  Когда я пришел в отделение кардиохирургии сначала как студент, а потом как стажер, я понял, что это исключительная, особенная профессия и что это именно то, чем бы я хотел заниматься на профессиональном уровне, на протяжении  многих лет. Я понял, что я всерьез увлечен кардиохирургией и тогда пришло решение, что я хочу специализироваться именно в этой области.
Специализация кардиохирургов в Израиле, путь от практиканта до специалиста, занимает 6-7 лет, в течение которых нужно провести огромное количество операций, в том числе и самостоятельно, а также выдержать несколько экзаменов. Есть экзамены уровня «А», есть экзамены для уровня «Б», как устные, так и письменные и только когда ты проходишь все это, становишься лицензированным врачом.  Большинство кардиохирургов по окончании специализации отправляются на пост-специализацию (fellowship).

Я уехал в Торонто, где проходил дополнительную стажировку у профессора Тайрона Дэвида — выдающегося кардиохирурга с мировым именем, специализирующегося на операциях на аорте и замене митрального, аортального и других клапанов. Повышал квалификацию у него в течение двух лет , после чего вернулся в Израиль  и следующие три года работал в больнице Бейлинсон в медицинском центре им. Рабина. И вот спустя 10 лет я –заведующий кардиохирургическим отделением в больнице Шиба Тель-Хашомер.

Кто из Ваших наставников, коллег, учителей оказал на Вас в свое время  самое большое влияние? Кого Вы вспоминаете с искренней благодарностью?

Есть много людей, у которых я учился.  Прежде всего, в Израиле, во время моей специализации в больнице Бейлинсон, заведующий отделением профессор Видный, который был лучшим хирургом в стране в течение многих лет  и провел огромное количество сложнейших операций. У него я многому научился, в том числе усердию, настойчивости и перфекционизму – он был большой перфекционист, что очень важно для кардиохирурга.
Я учился у доктора Эйтана Снира – старшего врача больницы Бейлинсон, под  его руководством я делал свои первые шаги в хирургии и я ему очень благодарен.
В Канаде было  два врача – первый профессор Тайрон Дэвид, ведущий кардиохирург в Торонто и по сей день, очень известный по всему миру. У него я научился творческому подходу в хирургии:  как проводить операции по коррекции клапанов сердца, как провести нестандартную операцию на уровне максимально приближенному к идеалу, а также усердию.
Так же я работал с доктором  Дэвидом Латером, который многому научил меня, в основном, это касается хирургических операций –  как проводить шунтирование наиболее точно и чисто, когда прибегать к минимально-инвазивным методам, когда делать открытые операции…
Вот наверно это те четыре человека, которым я искренне благодарен.

Сколько пациентов ежегодно проходит через Ваши руки?

Наша группа, по большому счету, одна из самых активных среди кардиохирургических подразделений в Израиле.  В общей сложности мы делаем (включая пациентов в Тель Хашомер и в Ассуте) 1500 операций на открытом сердце в год, и это очень много. В среднем, это несколько десятков операций в неделю.
Особенность наша в том, что сфера нашей деятельности очень обширна – мы делаем  все виды кардиологических операций, которые существуют на сегодняшний день. Из базовых, это, разумеется, шунтирование. Наряду с этим мы делаем операции по коррекции и замене клапанов, протезированию аорты, а также малоинвазивные процедуры. Большинство проводимых операций – рутинные, с отличными результатами.
Тот факт, что мы работаем группой, позволяет нам делать операции в соответствии со специализацией каждого из нас. В нашей группе, например, работают врачи, которые специализируются на коррекции клапанов, другие на фибрилляции предсердий. И таким образом, каждый из нас может оказать помощь в данном конкретном случае. Следовательно, мы, как группа,  можем помочь практически в любой ситуации.

Почему Вы работаете именно в клинике Шиба и в клинике Ассута?

Я заведующий отделением в Тель Хашомер, Шибе. Это прекрасная во всех отношениях больница. Кроме этого, я много работаю и оперирую в больнице Ассута. Я считаю, что Ассута — это больница номер один в Израиле, как с точки зрения технологий, просторных операционных и реанимационных, оснащенных самым современным оборудованием, так и с точки зрения медицинского персонала.  Это очень заботливые люди, настоящие профессионалы. И я чувствую себя очень комфортно, оперируя в Ассуте.

Есть ли у Вас любимые узко профессиональные области, и напротив, случаи, за которые Вы  беретесь с меньшим энтузиазмом?

Конечно. У каждого из нас есть операции, которые он больше всего любит делать . Операции на сердце можно разделить на 3-4 основные категории.  Первая — это операции на клапанах, вторая – шунтирование,  третья – операции на аорте и четвертая – трансплантация сердца. Я сам предпочитаю делать операции по коррекции и замене клапанов, в основном, коррекцию. Кроме этого, я делаю операции на аорте  и шунтирование.  Несмотря на то, что это рутинные операции, они остаются сложной задачей и требуют тщательного планирования и осмысления.

Есть ли в профессиональной жизни хирургов «Кардиохил» место научной и преподавательской работе? Как это происходит (где преподаете, какие области исследуете, на каких конгрессах выступаете, где пишете и печатаете статьи)

Мы очень активны и в исследованиях и в преподавании. Я сам лично и наша группа в целом, заняты в исследовании, которое является клиническим исследованием. Я считаю, что хирурги должны проводить именно клинические исследования. Мы делаем очень много работ в области коррекции клапанов и операций на аорту. Работаем с компьютерной моделью корня аорты, которая является важной частью сердца. С помощью компьютерных моделей  мы делаем прогнозы, и смотрим, как мы можем улучшить наши методы лечения и как добиться оптимальных результатов при операции.

Мы демонстрируем наши достижения и на международных конференциях  в США, в Нью-Йорке, на самых важных конференциях, а также публикуем результаты наших исследований в ведущих изданиях Journal of Thoracic & Cardiovascular Surgery, Annals of Thoracic & Cardiovascular Surgery, главным образом в американских и европейских изданиях.  И мы очень активны в этих областях.
Я думаю, что клинические исследования, если мы уже начали говорить о том, что важно для хирургов, клинические исследования — это неотделимая часть  хирургического профессионализма. Очень трудно быть хорошим хирургом, если ты не проводишь клинические исследования, потому что клиническое исследование позволяет тебе учиться на результатах.

Ты думаешь, что ты делаешь что-то очень хорошо, но пока ты это систематически не проверяешь, не видишь результаты в длительной перспективе и не наблюдаешь за пациентами, не проводишь ЭКГ, ты не можешь увидеть, как ты можешь улучшить свои навыки. Я думаю, что нельзя быть хорошим хирургом не проводя серьезные клинические исследования.

Какие из заболеваний в Вашей области труднее всего поддаются излечению? В  каких случаях Вы можете сказать, что медицина здесь до сих пор бессильна?

Я думаю, что ситуация в кардиохирургии изменилась драматическим образом за последние 20 лет. В нынешнее время мы оперируем очень много больных, вылечить которых 10-15 лет назад мы и не мечтали, из-за того, что операция была слишком сложной и симптомы были слишком запутаны. Теперь мы можем оперировать пациентов  гораздо более пожилых пациентов, с большим количеством фоновых заболеваний.  Раньше эти пациенты не перенесли бы операцию на сердце.

Сегодня мы можем проводить лечение в клинике Израиля более сложных случаев и из-за развития технологий и накопленного опыта, и значительного улучшения постоперационного ухода,  и значительного расширения возможностей реанимации. Сейчас мы можем оперировать большое количество  пожилых людей даже когда надо заменить 2-3, а иногда и 4 клапанов в сердце, провести шунтирование и лечить фибрилляцию предсердий. На сегодняшний день можно сделать сразу несколько действий за одну операцию и шанс на излечение у пациента будет очень высокий.

Пациентам, которые выезжают на лечение, зачастую непросто правильно выбрать врача –  Интернет переполнен рекламой клиник и методов лечения. Как бы Вы посоветовали действовать туристам, планирующим лечение в Израиле?

Я думаю, что это хороший вопрос. И я думаю важно, чтобы пациент, который приезжает из России знал, что в Израиле высокий уровень медицины. И если вы уже приехали в Израиль, всегда важно попасть к самому лучшему врачу или хирургу , но в Израиле много хороших врачей и шанс ошибиться с выбором врача очень невелик. Дополнительное преимущество Израиля, что это относительно маленькая страна и все знают, какие врачи достигли хороших результатов.

Всегда важно, во-первых, узнать отзывы других пациентов прошедших лечение,  это самый оптимальный вариант. Если у вас нет связи с пациентом, который перенес процедуру на сердце, нужно сконцентрировать внимание на крупных и ведущих клиниках, и не поддаваться на уговоры обратиться в другие места. В интернете, конечно, сложно сориентироваться , но также в интернете есть информация о крупных и зарекомендовавших себя компаниях и клиниках , конечно, есть информация о медицинских группах, как «Кардиохил», и есть большой шанс что вы найдете правильный ответ.

В чем Вы, как врач, испытываете основные трудности, работая с иностранными пациентами?

Я не сталкивался с какими-либо трудностями. Мы очень любим работать с иностранными пациентами.  По большому счету,  у нас очень хорошее взаимопонимание. Одно из главных преимуществ Израиля, это то, что большой процент медицинского персонала, врачей, анестезиологов, медсестер, говорит по-русски. И пациенты чувствуют себя очень комфортно.  Наши пациенты не испытывают стресса от отсутствия взаимопонимания, и нам нравится работать с ними. А языковой барьер – всегда есть достаточно людей, которые могут перевести, с этим нет проблем.



С профессиональным резюме профессора Эхуда Раанани можно ознакомиться здесь.


По вопросам диагностики и лечения в Израиле, просьба обращаться по следующей форме:

Моя история болезни :