Мой медицинский выбор

5 / 5 (1 votes)

Анжелина Джоли, актриса и режиссер

Моя мама боролась с раком на протяжении десятилетия и умерла в возрасте 56 лет. Ей хватило времени на то чтобы успеть подержать на руках первых внуков, но у остальных моих детей нет возможности узнать ее лично и почувствовать ее любовь и доброту.

Мы часто говорим о «маминой мамочке» и я ловлю себя на том, что пытаюсь объяснить им, что за заболевание отняло ее у нас. Дети спрашивают, может ли подобное случиться со мной. Я всегда говорю им, что волноваться не о чем, но правда в том, что я носитель «ошибочного» гена BRCA1, который резко повышает риск развития рака молочной железы и рака яичников.

Мои врачи установили, что у меня 87-ми процентный риск возникновения рака груди и 50-ти процентный риск развития рака яичников, хотя показатели риска различны у каждой конкретной женщины.

Только часть случаев заболевания раком молочной железы являются результатом унаследованной мутации генов. Носители дефектного гена  BRCA1 в среднем имеют 65-ти процентный риск заболевания.

Когда я осознала что это – моя реальность, а решила занять активную позицию и минимизировать риск настолько, насколько я смогу.  Я приняла решение пройти превентивную двойную мастэктомию. Я начала с молочных желез, так как мой показатель риска развития рака груди выше, чем риск развития рака яичников, и мастэктомия более сложная операция.

27 апреля я завершила трехмесячный курс процедур, связанных с проведением мастэктомии. В течение этого периода мне удавалось сохранить всё втайне от общественности и продолжать работать.

Но сейчас я пишу об этом, так как надеюсь, что другие женщины смогут извлечь для себя выгоду из моего опыта. Рак все еще остается словом, которое вселяет страх в сердца людей и вызывает чувство абсолютного бессилия.  Однако сегодня сделав анализ крови, можно узнать о предрасположенности к раку груди и раку яичников и в соответствии с результатом принять определенные меры.

Мой процесс лечения начался 2 февраля с процедуры известной под названием “nipple delay” – процедура исключает патологии грудных протоков за ареолами и вызывает дополнительный приток крови. Она немного болезненна и остается много синяков, но после ее проведения повышается шанс сохранить сосок.

Две недели спустя я перенесла основную операцию по удалению тканей груди и установлению временных наполнителей вместо них. Операция длиться около восьми часов. Вы приходите в себя с дренажными трубками и экспандерами в груди. Это выглядит как сцена из научно-фантастического фильма, но после операции вы возвращаетесь к нормальной жизни.

Спустя девять недель проводилась завершающая операция по реконструкции молочных желез имплантатами. За последние годы в проведении данной процедуры произошел значительный прорыв и можно достичь очень красивых результатов.

Я хотела написать это эссе, так как хочу объяснить другим женщинам, что решиться на мастэктомию было непросто, но сейчас я рада, что сделал ее. Мой шанс развития рака груди снизился с 87 процентов до 5. Я могу сказать своим детям, что им не надо бояться потерять меня из-за рака груди.

Отрадно, что больше нет ничего, что бы доставляло им беспокойство. Они видят мой маленький шрам – и все. В остальном, я та же мамочка, какой и была всегда. И они знаю, что я люблю их и буду делать все возможное, для того, чтобы быть рядом с ними как можно дольше. От себя лично – я не ощущаю какой-либо потери женственности. Мне придает сил ощущение того, что я сделала непростой выбор, который никоим образом не умаляет моей женственности.

Я счастлива в партнерстве с Брэдом Питом, который любит и поддерживает меня. Любой, чья подруга или жена проходят через все это, должен знать, что он важная часть процесса. Брэд находился в онкологическом центре Pink Lotus, где я проходила лечение, от первой до последней минуты операции. Мы даже смогли улучить момент посмеяться вместе. Мы знали, что это правильное решение во имя нашей семьи, которое сплотит нас. Именно так и произошло!

Я обращаюсь к тем молодым женщинам, которые сейчас читают эти строки – я надеюсь, это поможет вам узнать о том, что у вас есть выбор. Я хочу придать сил каждой женщине, особенно тем, у кого в семье есть заболевания раком груди и яичников, сформировать собственное мнение, найти нужную информацию и медицинского специалиста, который поможет преодолеть этот сложный этап.

Знаю, что есть много замечательных врачей, занятых в области холистической медицины, которые разрабатывают альтернативные операции подходы лечения. Моя схема лечения будет опубликована на сайте онкологического центра Pink Lotus. Я надеюсь, что это поможет другим женщинам.

Согласно данным ВОЗ только рак груди убивает 458 тысяч женщин ежегодно, в основном в странах с низким и средним уровнем доходов. Независимо от занятий женщины и места ее проживания приоритетом должна стать возможность пройти генетический тест и получить спасительное превентивное лечение.  Стоимость тестирования на BRCA1 и BRCA2, превышающая три тысячи долларов, оказывается препятствием для многих из них.

Я предпочитаю не хранить в секрете свою историю, потому что существует множество женщин, которые не знаю, что живут под угрозой онкологического заболевания. Я надеюсь, что они тоже смогут пройти генетическое исследование и в случае наличия риска, как и у меня, они будут знать, что у них есть надежная альтернатива.

Жизнь постоянно бросает нам вызов, и не пугают нас только тот, которому мы можем противостоять и взять под свой контроль.

Оригинал эссе на сайте газеты The New York Times